Эндоскопия в период пандемии коронавируса. Интервью с Александром Иноземцевым
Эндоскопия в период пандемии коронавируса. Интервью с Александром Иноземцевым
05.08.2020
Эндоскопия в период пандемии коронавируса. Интервью с Александром Иноземцевым
    На канале МУИР доступно интервью с Александром Сергеевичем Иноземцевым, руководителем центра эндоскопии Клинической больницы "МЕДСИ" в Отрадном. За вклад в борьбу с коронавирусной инфекции Александр Иноземцев был награжден Орденом Пирогова. В своем интервью врач рассказывает о работе центра в период пандемии, современных подходах к гастроскопическим исследованиям и колоноскопии и об оборудовании, которое использует в своей работе.

— Как проходил период пандемии у вас в клинике? Какая обстановка в клинике на данный момент?

— Сохранена «грязная зона» — это отделение, которое работает на реанимацию. Мы работаем в чистой и в грязной зоне, как в период пандемии.

— Вам сейчас стало легче работать?

— Конечно. Стало меньше пациентов. Мы реже посещаем «грязную зону».

— Как организована работа отделения эндоскопии?

— Мы приходим на работу в 7:58, собирается все отделение: распределяем наркозы, операции, исследования. Потом проводим общую конференцию, и начинаем работать. Каждый врач знает, к какому пациенту он пойдет.

— Сколько у вас человек в команде?

— Пять человек.

— Сколько примерно операций вы проводите каждый день?

— По-разному. Доходило до пяти-шести операций в день. У нас обширный спектр операций, мы не отстаем от других клиник. Сейчас пациентов не так много — мы восстанавливаемся после пандемии.

— Какие операции вы считаете наиболее сложными, требующими подготовки не только пациента, но и врача?

— Мы готовы ко всему. Бывают сложные операции на желчевыводящих путях. Например, если рак головки поджелудочной железы, общежелчный проток сдавлен, туда довольно сложно попасть и раздренировать отток желчи. Это бывает довольно-таки сложно, операции длятся не один час, — бывает, по четыре-пять часов.

— В Японии гастроскопию проводят раз в год, в некоторых компаниях это обязательная процедура при приеме на работу. Как с этим обстоит в России? Часто ли ее назначают, или только когда уже есть подозрения на болезнь?

— У нас в стране менталитет немного другой — тянем до последнего. А вообще существует стандарт, который рекомендует проходить гастроскопию один раз в год, колоноскопию — раз в четыре года после сорока лет. Предполагается, что после сорока лет человек придет на скрининг, найти все эпителиальные образования, и удалить их на ранней стадии, пока они переродились в злокачественные образования.

— Какие есть рекомендации для людей младше 40 лет?

— Можно проходить гастроскопию, если есть жалобы или в семье были онкологические заболевания.

— А если, например, когда-то был гастрит, но длительное время не беспокоит?

— Гастриты бывают разные. Они очень редко сами по себе беспокоят — это хроническое воспаление, с которым люди прекрасно живут. Гастритами занимаются гастроэнтерологи. Мы находим, а они лечат.

— У вас командная работа?

— Конечно, у нас постоянно проводятся консилиумы, гастроэнтерологи могут присутствовать в операционных.

— А какие еще врачи участвуют в этой командной работе?

— Хирурги, колопроктологи, онкологи, реаниматологи, — все, кого мы считаем целесообразным привлечь.

— Какие методики и оборудование вы применяете в своей работе?

— У нас самое современное оборудование на данный момент – система Olympus. Она обладает высоким разрешением, которое позволяет выявить самые маленькие новообразования, которые можно сразу же удалить.

— Как вы взаимодействуете с коллегами из других стран, применяете ли стандарты, которые используются за рубежом?

Мы регулярно посещаем конференции по эндоскопии в Европе (Гамбург, Дюссельдорф). У нас есть определенные стандарты и классификации, которыми мы пользуемся, как и коллеги из Европы и Японии. Например, есть шкала подготовки, по которой мы определяем готовность пациента к скринингу — от 0 до 9 баллов. Все, что ниже 6 баллов считается плохой подготовкой к колоноскопии, в этом случае мы переносим процедуру на другой день и отправляем пациента готовиться. Мы несем полную ответственность за результаты исследования.

— Процесс подготовки очень важен?

— Да. Подготовка включает диету и прием препаратов накануне вечером и утром перед исследованием.

— А как морально подготовить пациента к исследованию? Процедура довольно неприятная и пугающая.

— Есть такая услуга, как гастроскопия во сне. Для хорошего осмотра показан медицинский сон, поскольку пациент может невольно помешать осмотру.

— Всем известно, что врач может заразиться от пациента. Можно ли сказать, что у эндоскопистов самый высокий риск среди врачей?

— Да, в период эпидемии коронавирусной инфекции мы были в самом эпицентре событий вместе с реаниматологами. В обычной практике — нет. Мы используем СИЗ, маски, перчатки.

— Были ли какие-то специальные рекомендации для эндоскопистов в период пандемии?

— Бронхоскопию нужно было делать на закрытом контуре и на апноэ, и желательно с применением видеоэндоскопа — чем дальше стоит врач от интубационной трубки, тем лучше. Мы использовали средства индивидуальной защиты. В нашем отделении никто не заразился.

— Каким должен быть врач-эндоскопист, по вашему опыту?

— Идеальных врачей не бывает. Главные качества – это терпение и выносливость.

— Какие у вас требования к новичкам, на что смотрите в первую очередь?

— На заинтересованность. Если специалист хочет учиться — не вопрос, научим. Важнее всего первоначальные знания и желание.