Медицинская реабилитация во время коронавируса. Интервью с д.м.н. Елизаветой Коневой
Медицинская реабилитация во время коронавируса. Интервью с д.м.н. Елизаветой Коневой
21.04.2020
Медицинская реабилитация во время коронавируса. Интервью с д.м.н. Елизаветой Коневой

На канале МУИР доступно интервью с руководителем центра восстановительной медицины клинической больницы "Медси", д.м.н. Елизаветой Сергеевной Коневой. Доктор подробно рассказывает о том, как проходит медицинская реабилитация пациентов с коронавирусной инфекцией, и какие проблемы со здоровьем могут ожидать тех, кто перенес заболевание.




- У вас большая команда. Сколько у вас человек и чем они занимаются сейчас?

- Без ложной скромности, у нас самая большая команда в России. В команде реабилитологов нас больше 100 человек, включая коечное отделение и инструкторов. Собрался очень высококвалифицированный состав: инструкторы-методисты, массажисты, физиотерапевтические сестры, доктора, медицинские сестры. Конечно, традиционно мы занимались реабилитацией в многопрофильном стационаре. На период эпидемии, когда клиника была перепрофилирована, нашему инструкторскому составу нашлось много работы.

- Какие задачи сейчас стоят перед вашей командой?

- Силы распределились, были поставлены определенные задачи. Глобально их можно разделить на две ключевые. Первая задача – она важнейшая – это обеспечение безопасности работы медицинского персонала. Мы отвечаем за контролем надевания, снятия и использования СИЗ (средств индивидуальной защиты): костюмов, респираторов.

Важно проконтролировать правильность снимание СИЗ, когда человек покидает грязную зону. Опыт зарубежных коллег показывает, до 90% заражений медицинских работников проходило именно при снятии СИЗ.

Вторая важная задача – это, собственно, наша профессиональная деятельность, — это реабилитация. Она проходит в грязной зоне, в непривычных для нас условиях. Нас этому не учили, поэтому приходится адаптироваться, вырабатывать стандарты. Сотрудники не только прикрывают выход персонала из зоны, но и осуществляют непосредственную реабилитационную деятельность с пациентами: дыхательные гимнастики, проведение ингаляций, беседы, — это важные составляющие в комплексном лечении.

Мы обучаем пациентов дыхательной гимнастике, разрабатываем индивидуальные программы с учетом локализации пневмонии, особенностей клинического течения, возраста, сопутствующих патологий. Медицинских аспектов очень много. Работать в СИЗ неудобно и тяжело, но мы стараемся помогать пациентам. Максимально повысить их активность, профилактировать элементы гиподинамии, которые есть в режиме изоляции, — это задача реабилитологов, и мы первыми в стране начали ее реализовывать.

- Почему чем обусловлен высокий уровень заражений во время снятия СИЗ?

- Во время пребывания в грязной зоне инфекция оседает на СИЗ. Если снимать бахилы, костюм или респиратор неправильно, сотрудник может заразиться. Поэтому нужно очень четко соблюдать алгоритм снятия СИЗ. Это нужно делать аккуратно, таким образом, чтобы загрязненная поверхность не касалась ни кожи, ни лица, ни слизистой, ни той одежды под загрязненным костюмом, в которой человек выйдет в чистую зону. Алгоритм простой, но в конце смены соблюсти его бывает непросто.

- Сколько длится смена?

- В среднем, смена длится шесть часов. У моих сотрудников она длится дольше – до семи, восьми часов, потому что мы первыми заходим в зону, и выходим самыми последними. Все устали, все находятся в не очень простом моральном состоянии, потому что у нас нет возможности общаться с семьями и вести обычную, нормальную жизнь. Мы работаем помногу часов, многие проживают в общежитии. И, конечно, нам нужно быть строгими, контролировать использование СИЗ ради безопасности всех нас. Уставшие сестры, санитарки, буфетчицы где-то обижаются на нас. В команде есть и клинические психологи. Это важный составляющий аспект работы моих ребят, они все профессионалы высокого уровня, обученные работать с тяжелыми пациентами. Они очень терпеливые. Честь и хвала им.

- Процесс реабилитации должен начинаться с самого первого дня нахождения пациента в клинике, или он начинается через неделю после начала лечения?

- Нет, через неделю уже поздно. Мы начинаем работать сразу, с дня поступления. Когда пациент поступает на лечение, к нему приходит специалист по медицинской реабилитации. Если пациент находится в реанимации, то мы стараемся выйти к нему еще быстрее.

- Если начать реабилитацию чуть позже, то какие последствия могут быть для организма?

- Как правило, к нам в клинику попадают пациенты в достаточно тяжелом состоянии. Все-таки, согласно последним распоряжениям, люди с легким течением лечатся дома. К нам пребывают пациенты, как правило, кислородозависимые, с высокой степенью отдышки, с цианозом, кислородной недостаточностью. Много пожилых пациентов и пациентов с сопутствующими патологиями. У нас это называется «раздышать пациента» - очень важно, чтобы мы поддерживали вентиляцию легких. Мы применяем специальные упражнения, локализованное и топическое дыхание, учим пациентов компенсаторным механизмам.

- Гимнастика выполняется под контролем специалиста? Может ли пациент заниматься сам, и какое время следует уделять упражнениям?

- Все зависит от состояния пациента. В первую очередь на пациента выходит врач-реабилитолог, он изучает историю болезни, томографию легких, оценивает степень поражения, определяет зоны, которые поражены. Также важны возраст и сопутствующие патологии. Исходя из этих данных, врач адаптирует комплекс упражнений для пациента с учетом реалий ситуации. Специалист обучает пациента комплексу упражнений, и в дальнейшем дает ему так называемое домашнее задание. То есть, мы отзанимались с пациентом, мы оставляем ему какое-то задание до следующего визита реабилитолога.

Сейчас ресурсы клиники сильно ограничены из-за того, что поступает много пациентов, в том числе в тяжелом состоянии. Специалистов не хватает. К тем пациентам, которые не могут заниматься самостоятельно ввиду тяжести состояния, мы приходим два или три раза в день.

- Занятия включают не только дыхание, но и элементы ЛФК?

- Это называется «повышение толерантности к физической нагрузке». То есть мы должны нагружать сердце, разгонять кровь. Пациент, находясь в изоляции, ограничен палатным режимом. Мы подбираем упражнения, чтобы пациент не засиделся. Пациенты с тяжелой формой проводят больше времени в пастельном режиме, — это всегда застой. Нужны дренажные положения. Мы выкладываем пациентов, учим их элементам перкуссионного массажа. Пневмония проходит с сухим кашлем. Очень важно размочить, раскашлять пациента. Естественно, нужно, чтобы работало сердце, чтобы адекватно работали суставы, мышцы, чтобы не формировались никакие вторичные осложнения.

- Согласны ли вы с тем, что реабилитация иногда бывает важнее лечения?

- Реабилитация является комплексной составляющей лечения. Это один большой комплекс, и сравнивать значимость реабилитации и медикаментозного лечения невозможно.

- Как вы боритесь с ленью пациентов?

- Ленивых пациентов много. Но ситуация, которая происходит в мире, она способствует более сознательному отношению. У всех работает телевизор и есть телефоны, но не все понимают опасность ситуации на сто процентов. Страх побеждает лень. Девять из десяти человек говорят, что они будут заниматься, и один признается, что ему лень, у него температура и он не хочет. На таких пациентов приходится тратить больше времени. Я предупреждаю своих сотрудников и других врачей, что этим пациентам нужен больший контроль. Мы будем не просто к нему приходить, мы будем его экзаменовать и проверять, знает ли он упражнения.

Мотивация пациента является важнейшей составляющей нашей работы. Что такое реабилитация тяжелых состояний? Это когда мы ведем на физический результат пациента после инсульта, который, возможно, никогда дальше аптеки не ходил. Мотивировать пациента – сложная работа, но сейчас реабилитологу приходится прикладывать меньше усилий в этом направлении, потому что людям страшно. В нашей команде работают клинические психологи и врач-психиатр, они так же выходят в грязную зону для того, чтобы поддержать пациентов и снизить уровень тревожности. Мы также работаем над этим аспектом, потому что психологическая помощь – важная часть реабилитации.

- Продолжается ли реабилитация после выписки пациента?

- Если мы говорим о тяжелых процессах, последствиях пневмонии, то, как мы знаем из опыта зарубежных коллег, в легких на месте воспаления формируются зоны фиброза. Фиброз – это соединительная ткань, которая препятствует поступлению кислорода в организм. Особенностью течения этой пневмонии является выход в высокую степень фиброза, что уже показывают зарубежные коллеги. Степень инвалидизации пациентов после пневмонии очень высока, они нуждаются в медицинской реабилитации в течение длительного времени.

- Сколько времени требуется для полного восстановления организма?

- Все зависит от возраста, сопутствующих патологий, локализации и объема поражения дыхательных путей. Он может длиться всю жизнь, и, в большинстве случаев, скорее всего, так и будет.